История вопроса

В истории изучения проблемы можно различить три периода: 1) становления (1850—1900-е гг.); 2) развития и изучения (1900—1930-е гг.); 3) систематизации материалов и исследований (конец 1930-х — 2000-е гг.). Основное содержание этих периодов позволяет отличать их друг от друга, хотя границы между ними и размыты. Обсуждая историю проблемы, следует в первом приближении обратиться и к ее методологическому аспекту.

1. Первый период связан с деятельностью П. В. Аненнкова, В. П. Гаевского, П. А. Ефремова и П. О. Морозова, которые приписали А. С. Пушкину 21 статью. Почти все эти статьи печатаются в собраниях сочинений А. С. Пушкина и доныне. Авторство большинства из этих статей подтверждается документально. К началу XX в. были определены ключевые вопросы, затрагивающие период сотрудничества А. С. Пушкина в ЛГ: о степени его участия в газете, об истинном смысле «политических и общественных убеждений Пушкина» (выражение П. В. Анненкова), о достоверности документальных свидетельств, т. е. осуществлена постановка всей проблемы.

2. Второй период делится на два этапа: 1) начальный (1900—1910-е гг.); 2) этап критического изучения проблемы (1920—1930-е гг.).

Наибольшее количество спорных атрибуций создано на первом этапе. Н. О. Лернер приписал А. С. Пушкину 16 статей (как и П. В. Анненков), но в сочинения поэта в итоге вошли только три. Значительный вклад в разработку проблемы на этом этапе внесли А. Г. Фомин, Н. К. Замков, М. Л. Гофман и С. А. Венгеров. Второй этап составляют труды Б. В. Томашевского, Н. А. Синявского и М. А. Цявловского, В. П. Красногорского, В. В. Виноградова. Эти ученые стремятся к критическому осмыслению прежнего опыта изучения проблемы, к более глубокому и детальному ее анализу. Однако на этом этапе А. С. Пушкину приписывается еще около 20 публицистических текстов.

Характерной чертой критического подхода к изучению проблемы является процесс разработки специальных критериев атрибуции.

Первым к разработке критериев атрибуции обратился Н. О. Лернер. В своих изысканиях он опирался на замечания П. В. Анненкова и В. П. Гаевского относительно степени участия А. С. Пушкина в ЛГ. Но документальные данные не позволяли найти все неподписанные статьи поэта в газете. Пытаясь отыскать эти статьи, Н. О. Лернер выходит за рамки, заданные П. В. Анненковым и В. П. Гаевским. На этом пути он вырабатывает специальные критерии атрибуции, которые становятся основой аргументации его новых гипотез: в тексте следует искать следы характерных элементов стиля автора и системы его убеждений; метод исключения позволяет признать автором статьи А. С. Пушкина в том случае, если нет возможности обосновать иное авторство.

Впоследствии исследователи не раз отмечали, что критерии Лернера недостаточно точны. Одним из первых это сделал В. Я. Брюсов. Он говорил, что филологический анализ лишь тогда позволит «почти с полной достоверностью» устанавливать принадлежность той или иной статьи Пушкину, когда будет составлен «полный словарь пушкинского языка», будут сделаны «длинные ряды статистических подсчетов (относительно употребления Пушкиным особых выражений, оборотов речи <…> и т. д.)» и параллельно будет осуществлена такая же работа в отношении «других писателей пушкинской эпохи»[1]. Не располагая подобными данными, определить автора текста можно лишь по наличию авторизованной рукописи этого текста, по подписи или всем известному псевдониму писателя. Решению проблемы могут способствовать также, по мнению Брюсова, документальные свидетельства современников писателя, стоявших «близко к литературным кругам» и к нему самому.

Б. В. Томашевский написал критический обзор атрибуционных исследований проблемы и пришел к выводу, что перу А. С. Пушкина принадлежат только 16 из атрибутируемых ему текстов. Исследователь заметил, что все подлинные статьи поэта появились в ЛГ во время пребывания поэта в Петербурге: до 4 марта 1830 г., с 19 июля по 10 августа 1830 г. и с мая 1831 г. Из этого он заключил, что А. С. Пушкин не мог написать статьи, дата публикации которых не вписывается в эту хронологию[2].

Однако, как заметила Н. Е. Мясоедова, Пушкин мог пользоваться правительственными каналами связи, предоставленными в распоряжение П. А. Вяземского Н. А. Мухановым, через них получать свежие материалы и посылать в редакцию ЛГ новые статьи[3]. Характерно, что даты опубликования большинства приписываемых А. С. Пушкину статей относятся к названным Б. В. Томашевским периодам, особенно к первому, часть которого (январь—февраль) поэт занимался в ЛГ редакторской работой. Интересно также, что все статьи, приписываемые А. А. Дельвигу, относятся к периоду март—ноябрь 1830 г., когда он выполнял обязанности издателя ЛГ. С ноября 1830 г. последние легли на плечи О. М. Сомова. С его именем связано лишь около 30 статей, опубликованных в ЛГ до этого — в I и II тт. за 1830 г., и более 100 статей, опубликованных после этого — в III-м т. за 1831 г. Согласно этим цифрам, объем труда О. М. Сомова после его вступления в должность издателя ЛГ должен был увеличиться почти в семь раз.

В. В. Виноградов посвятил критическому обзору предшествующих атрибуций отдельное исследование. Он скептически оценивает критерии Н. О. Лернера и «хронологический» критерий Б. В. Томашевского и формулирует важное требование: «Отрицание пушкинского авторства <…> получает полную силу только при утверждении подлинного имени автора», но замечает, что «не всегда можно с полной достоверностью определить имя настоящего автора статьи по языку, стилю, по содержанию критических высказываний, по особенностям и оттенкам литературного вкуса»[4]. Можно сказать, что эта оговорка определяет границы возможностей традиционных филологических методов атрибуции.

Об атрибуционных исследованиях самого В. В. Виноградова надо сказать, что они отвечают требованиям комплексного подхода к атрибуции, сформулированного П. Н. Берковым. Согласно этому подходу, произведение следует характеризовать одновременно в трех аспектах: биографическом, идеологическом, стилистическом. Каждая атрибуция Виноградова — развернутая цепь рассуждений, содержащая четыре компонента: 1) анализ стилевых и 2) языковых особенностей текста; 3) анализ образной системы текста и авторских литературных приемов; 4) анализ содержания текста в аспекте истории его создания.

Так или иначе, все исследователи проблемы опирались на работы своих пред­шествен­ников, поэтому критический подход к изучению проблемы вырабатывался постепенно, по мере открытия новых фактов и увели­че­ния количества научных работ. В связи с этим надо сказать, что деле­ние принципов атрибуции на субъективные и объективные, предложенное В. В. Виноградовым[5], не позволяет достаточно хорошо систематизировать ис­сле­до­вания по проблеме. (Атрибуции, отделенные друг от друга периодом в 20—30 лет, вероятно, должны отличаться по признаку объективности. Но трудно определить в каждом конкретном случае, в какой мере объективность (или субъективность) атрибуции определяется особенностями используемого метода, количеством и качеством имеющихся в распоряжении исследователя данных, мнениями и убеждениями самого исследователя).

3. Для третьего периода характерна тенденция к обобщению и систематизации материалов и исследований, к подведению итогов. С начала 1940-х гг. заметно снижаются темпы поиска новых статей. За весь этот период поэту не было приписано и 10 текстов. В основном систематизация материала представлена в указателях: 1) «Пушкин в печати. 1814 — 1837» Н. А. Синявского и М. А. Цявловского (издания 1914 и 1938 гг.); 2) «Пушкин в печати за 100 лет. 1837 — 1937» (1938), составленный К. П. Богаевской под редакцией М. А. Цявловского, продолжающий библиографию изданий текстов Пушкина, отраженную в предыдущем указателе; 3) указатель содержания ЛГ, составленный Е. М. Блиновой (1966); 4) указатель содержания «Современника» 1836—1837 гг., составленный Е. М. Рыскиным (1967). Примечания к двум последним содержат много подробных сведений об изучаемой проблеме.

Важнейшим обобщающим исследованием по проблеме является книга «Проблема авторства и теория стилей» В. В. Виноградова (1961). В 1966 г. выходит в свет коллективная монография «Пушкин: Итоги и проблемы изучения». Она ставит новые задачи: так, К. И. Тюнькин в разделе «Критико-публицистическая проза» отмечает, что достигнутые в изучении проблемы успехи не исключают необходимости дальнейшей разработки отдельных вопросов проблемы. Вероятно, первое обращение к историко-методологическому аспекту изучения проблемы находим в книге Н. Е. Мясоедовой «Подвиг честного человека» (2004). Здесь описан путь развития критериев атрибутирования — от использования документальных свидетельств на начальном этапе изучения проблемы к разработке в трудах Н. О. Лернера, Б. В. Томашевского и В. В. Виноградова методических приемов и критериев атрибуции разной степени сложности и объективности. Эти работы отличаются тем, что содержат целостный взгляд на проблему, предоставляют пути ее изучения.

Достаточно подробно проблема отражена также в собраниях сочинений А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, П. А. Вяземского и А. А. Дельвига. Наиболее информативны в этом отношении два издания сочинений Пушкина. Издание 1907—1915 гг. Брокгауза и Ефрона, под редакцией С. А. Венгерова, содержит подготовленный Н. О. Лернером раздел «Новые приобретения Пушкинского текста». Академическое издание 1899—1929 гг. обнаруживает подробный многоаспектный комментарий к публицистике А. С. Пушкина, подготовленный Н. К. Козминым. Большую роль в изучении проблемы сыграло приложение Б. В. Томашевского к «Полному собранию стихотворений» А. А. Дельвига (1934) — «Библиография изданий сочинений Дельвига», содержащее перечень статей, рукописи которых исследователь обнаружил среди бумаг Дельвига.

4. Так или иначе, все атрибуционные исследования по проблеме демонстрируют применение следующих способов определения авторства: 1) поиск документальных свидетельств авторства (писем, цезурных дел); 2) поиск рукописных вариантов (автографов) атрибутируемых текстов; 3) анализ языковых и стилевых особенностей текста; 4) идейно-тематический анализ текста. Су­щественно, что в собраниях сочинений А. С. Пушкина закрепились преи­му­щественно те статьи ЛГ, авторство которых было определено на основании доказательств первого и второго вида. Исключение составляют лишь несколько статей, атрибутированных В. В. Виноградовым. До нашего исследования точные (лингво­статистические) методы атрибуции к изучению проблемы не привлекались.


[1] Брюсов В. Я. Новооткрываемый Пушкин // Биржевые ведомости. — 1916. — 21 октября. — № 15875. — С. 2.

[2] Томашевский Б. В. Пушкин. Современные проблемы историко-литературного изучения. Л.: Образование, 1925. С. 120.

[3] Мясоедова Н. Е. «Подвиг честного человека» / отв. ред. В. Е. Ветловская. — СПб. : [б. и.], 2004. — С. 96.

[4] Виноградов В. В. Проблема авторства и теория стилей. — М. : Гослитиздат, 1961. — С. 374.

[5] Виноградов В. В. Теория литературных стилей и принципы атрибуции анонимных и псевдонимных произведений // О принципах определения авторства в связи с общими проблемами теории и истории литературы. Л., 1960. С. 3—5.

Полезные ссылки:
Авторы исследований
проф. Марусенко М.А.
Родионова Е.С.
Синелёва А.В.
Слаутина М.Ю.
Хозяинов С. А.
Чепига В.П.
Шувалова Е.Е.
Петрова A.Д.
Фотогалерея
Санкт-Петербургский государственный университет
©2009-2011 Все права защищены и принадлежат авторам сайта corneille-moliere.com
Использование любых материалов, опубликованных на данном сайте, возможно только при письменном разрешении авторов.
©2009 - 2011 Generatum Ltd.